Г.А. Калинин

Когда родился и умер Иисус из Назарета


Введение

Прочитав заголовок, неискушенный читатель будет удивлен самой постановкой проблемы, которая, по его мнению, давно решена в том смысле, что всё уже известно и добавить что-то новое или изменить что-либо в существующем трудно или невозможно. Читатель будет неправ, поскольку дискуссии вокруг времени рождения и гибели Иисуса продолжаются и в самое новейшее время. Причиной этому является то обстоятельство, что в самих евангельских текстах не существует таких чётких и однозначных указаний на этот счёт, которые исключали бы всякое иное мнение.

Автор сознательно не ставит знак вопроса в конце заголовка, подразумевая, что, не в последнюю очередь, речь должна идти и об историческом фоне и о параллельно протекавших событиях, а не только об установлении соответствующих дат. Например, историков и аналитиков религиозных течений не перестаёт интересовать ответ на вопрос: Каким образом, за счёт чего зародившаяся на окраине Римской империи малочисленная секта внутри иудаизма, которую сами иудеи называли “назарейской ересью”, смогла перерасти в могущественную мировую религию? В аналогичной плоскости ставится и другой вопрос: А чего хотели Иисус из Назарета, его ученики и последователи, в чём смысл их религиозных воззрений? Таким образом, речь будет идти о событиях и временах, когда родился и умер Иисус из Назарета.

Ответы на поставленные вопросы планируется искать путём тщательного анализа существующих евангельских текстов и исторических документов. Привлечение не канонических Евангелий, которые многими рассматриваются, как сомнительные и малоавторитетные, не предполагается, чтобы не сделать данную работу маргинальной и потому неинтересной широкому кругу заинтересованных читателей.

Следует сразу подчеркнуть, что успешному продвижению в направлении поисков мешают ранее навязанные стереотипы, с одной стороны, и противоречивость и запутанность самих исходных текстов, с другой стороны, что в конечном итоге затрудняет отделение исторических фактов от мифов и легенд. В этом смысле уместно провести сравнение с работой реставратора, который пытается пробиться к оригинальному изображению сквозь слои штукатурки и других более поздних наслоений.